RU EN

Пн.-Пт.: 1000-1900

Email: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Анастасия Залесова

Под защитой от косвенного исключительного права на изобретение по патенту (далее — косвенное нарушение патента) понимают предусмотренные законом способы пресечения действий, которые, пусть формально, сами по себе не являются прямым нарушением субъективного права патентообладателя (например, продажа запатентованного продукта), но которые значительно способствуют несанкционированному использованию запатентованного изобретения (например, продажа отдельных частей запатентованного продукта с инструкцией о том, как сам потребитель может получить запатентованный продукт из этих частей). Также к косвенному нарушению патента относятся всевозможные формы пособничества в прямом нарушении патента. 

Институт защиты от косвенного нарушения патента отсутствует в явном виде в российском патентном законодательстве и слабо изучен в отечественной правовой науке. При этом отдельные его элементы (например, охрана продукта через патент на способ получения продукта) давно закреплены в отечественном патентном законодательстве. Однако необходимые элементы обобщения, дающие возможность универсального распространения механизмов защиты на различные объекты патентной охраны и действия нарушителя, в отечественном законодательстве отсутствуют. Вместе с тем правовой институт косвенной защиты от нарушения патента очень важен для обеспечения надежного фундамента патентной системы — баланса интересов патентообладателя и общества в целом. Поэтому целесообразно исследовать данный институт с перспективами его адаптации и имплементации в российское законодательство. 

Очень интересным и наглядным примером развития института защиты от косвенного нарушения патента является Китай, который за последние два десятилетия прошел путь превращения в патентную супердержаву, став абсолютным лидером по числу выданных патентов, подавляющее число которых получают китайские национальные компании. 

Правовая система Китая уникальна и является одной из старейших в мире1. Право Китайской Народной Республики быстро развивается, отталкиваясь от своего социалистического прошлого и активно приспосабливаясь к обслуживанию усложняющегося экономического оборота, в котором, при сохранении существенной роли государства, происходит рыночное регулирование хозяйственных отношений. 

В регулировании патентных отношений в конце прошлого века КНР стала быстро наверстывать «упущенное» в части гармонизации национального законодательства с международными принципами, нормами и положениями. Так, только в 1985 году Китай присоединился к Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 года, в 1994 году КНР присоединилась к Договору о патентной кооперации (PCT). А в 2001 году Китай вступил во Всемирную торговую организацию (ВТО) и стал участником Соглашения ТРИПС. Помимо международных соглашений, КНР заключает и двусторонние соглашения, имплементация положений которых приводит к существенному изменению национального патентного законодательства. Недавним примером такого соглашения может послужить Экономическое и торговое соглашение между Соединенными Штатами Америки и Китайской Народной Республикой, подписанное 15 января 2020 года. 

Действующий Патентный закон КНР был принят 12 марта 1984 года (вступил в силу 1 апреля 1985 года), но был изменен 4 сентября 1992 года (вступил в силу 1 января 1993 года), претерпел изменения также 25 августа 2000 года (вступил в силу 1 июля 2001 года), затем 27 декабря 2008 года (вступило в силу 1 октября 2009 года;), последние свежие изменения были внесены 17 октября 2020 года и вступили в силу 1 июня 2021 года2. 

На сегодня в Китае действует чрезвычайно перспективный патентный закон, который направлен на защиту не только интересов и прав патентообладателя, но и интересов авторов изобретения. Также в китайском патентном законе прямо предусмотрены меры, ограничивающие злоупотребление монопольными патентными правами. Можно подчеркнуть, что такие институты патентное законодательство других стран не знает. Так ст. 15 Патентного закона КНР устанавливает вознаграждение для авторов в виде акций, опционов и дивидендов. В измененном патентном законе в качестве руководящего правового принципа указана цель регулирования — дать возможность изобретателям разумно участвовать в доходах от внедрения созданных ими изобретений. В статье 20 измененного Патентного закона КНР рассматриваются антимонопольные вопросы, связанные с патентными правами. Эта статья в качестве руководящего правового принципа предусматривает, что защита патентных прав и обеспечение соблюдения интересов патентовладельца должны соответствовать принципу «добросовестности», и никакие злоупотребления патентными правами, которые устраняют или ограничивают конкуренцию, не допускаются. Этот руководящий принцип разрабатывался в китайском законодательстве в течение нескольких лет, в частности, для обеспечения того, чтобы доминирующие участники рынка не стремились использовать патентное право для ненадлежащего подавления конкуренции. Патентными правами нельзя злоупотреблять в ущерб общественным интересам или законным правам и интересам других лиц. 

Можно отметить, что изменение патентного законодательства Китая в сторону ужесточения мер защиты от нарушения патентных прав, а также упрощению доказывания факта нарушения патента и размера убытков, происходило очень постепенно вместе с ростом доли национальных патентовладельцев и относительным снижением роли иностранцев в качестве патентовладельцев. Поэтому в настоящее время повышение штрафных санкций и введение новых мер ответственности, в том числе за косвенное нарушение, в значительной роли способствует национальным экономическим субъектам, тогда как 1—15 лет назад их, в основном, применяли бы в конкурентной борьбе на территории КНР иностранные патентовладельцы. 

Новая редакция ст. 71.1 Патентного закона КНР предусматривает назначение судами штрафных убытков за серьезное умышленное нарушение патентных прав. Это первый случай, когда штрафные убытки приняты в Китайском патентном законодательстве и штрафные убытки могут в пять раз превышать установленную сумму прямого ущерба. Но еще предстоит посмотреть на практике, как китайские суды будут интерпретировать два основных условия для возмещения штрафных убытков, а именно «серьезность» и «умышленность» нарушения. 

Теперь в статье 71.2 Патентного закона установлен более высокий размер предела для возмещения предусмотренного законом ущерба: предусмотренные законом убытки являются дискреционными, единовременными убытками, присуждаемыми судом, когда доказательств, подтверждающих убытки заявителя или незаконную выгоду нарушителя, недостаточно или размер убытков не может быть доказан истцом. На практике это, безусловно, наиболее часто используемый способ определения убытков судами в делах о нарушении патентных прав в Китае, и поэтому повышенный предел для присуждения выплаты убытков очень важен для патентообладателей, защищающих свои права в Китае. В соответствии с измененным законом, диапазон установленных законом убытков, в пределах которых суд может присудить от 10 000 до 1 млн юаней, от 30 000 юаней (4,5 тыс. долларов США) до 5 млн (750 тыс. долла- ров США) в соответствии с измененным Патентным законом. 

Новое положение в ст. 71.4 Патентного закона устанавливает облегченное бремя доказывания для патентообладателя по установлению ущерба. Измененный Патентный закон содержит положение, позволяющее перенести бремя доказывания, касающееся расчета ущерба, с патентообладателя на нарушителя. Согласно этому положению, когда истец исчерпал свои усилия по предоставлению доказательств, в то время как доказательства, необходимые для расчета ущерба (например, бухгалтерские книги и другие материалы), находятся у нарушителя, суд может приказать нарушителю предоставить такие доказательства. Если нарушитель отказывается представить его в суд по приказу, суд может определить размер ущерба на основе первоначальных доказательств и расчетов владельца патента и на том, что нарушитель не выполнил свою обязанность по предоставлению доказательств обратного. 

В отношении защиты от косвенного нарушения патента китайский опыт показывает следующее. При рассмотрении дел о нарушении патентных прав китайские суды руководствуются законом и разъяснениями вышестоящих судов. Таким образом через расширительное толкование понятия нарушения патента китайские суды уже некоторое время назад вышли на практику привлечения к ответственности косвенных нарушителей. Важным шагом к унификации мер по пресечению косвенного нарушения патента стало толкование закона, данное в обобщающем практику постановлении Верховного суда КНР в апреле 2016 года. Принятие данного акта представляло собой настоящий прорыв в регулировании патентных правонарушений в Китае, в частности в определении отвественности при совместном нарушении патентных прав3. 

Пункт 21 данного Постановления Верховного суда КНР указывает, что в тех случаях, когда лицу известно, что продукт является сырьем, оборудованием, компонентом или промежуточным материалом, необходимыми исключительно для осуществления патента, без разрешения патентообладателя, и такое лицо в коммерческих целях поставляет такой продукт другому лицу, нарушившему патент, то если правообладатель утверждает, что действия такого лица-поставщика относятся к «оказанию помощи в совершении чужого правонарушения», как это предусмотрено ст. 9 Закона о деликтах Китая, то суд должен поддержать такой иск. 

Там же содержится положение, что в тех случаях, когда лицу известно, что на продукт или метод был выдан патент и это лицо, без разрешения патентообладателя и для коммерческих целей, и лицо активно побуждает другое лицо совершить действие по нарушению патента, и если правообладатель заявляет, что такие действия подстрекателя относятся к «подстрекательству другого к совершению противоправного действия», как это предусмотрено ст. 9 Закона о деликтах Китая, то суд должен поддержать его иск4. 

Таким образом, для решения проблемы привлечения к ответственности при возможном косвенном нарушении, Верховный народный суд КНР дал довольно подробное толкование. 

Основными требованиями для признания косвенного нарушения в качестве подстрекательства являются следующие: (1) намерение — общие знания о патенте и о том, что действия одной из сторон (через других) будут нарушать патент; (2) противоправные действия — фактически побуждают других производить и продавать контрафактную продукцию без разрешения патентообладателя; и (3) подстрекатель действовал соответственно для возможности наступления прямого нарушения. 

Основными требованиями для содействия прямому нарушению являются: (1) намерение — осознание того, что другие стороны будут нарушать патент; (2) предоставление материалов, условий, компонентов и оборудования другим сторонам без разрешения патентообладателя; (3) предоставленные материалы условия, компоненты и оборудование предназначены для нарушения патента; и (4) другие стороны фактически использовали все элементы патентной формулы, тем самым, нарушив напрямую патент. 

Тем не менее, эти требования предусматривают, что побуждающая и оказывающая содействие сторона должна нести солидарную ответственность со стороной, которая напрямую нарушила патент: принцип, по-прежнему сохраняющий характер правил совместных правонарушений в гражданском праве. С таким подходом для защиты от косвенного нарушения спорят многие китайские правоведы утверждая, что эту часть необходимо пересмотреть, чтобы должным образом отличить косвенное патентное нарушение от совместного патентного нарушения (отличить, например, пособничество от простого соисполнительства)5. 

В дополнение к судебному толкованию в целях дальнейшего усиления средств патентной защиты в Китае обсуждаются дополнительные поправки в патентное законодательство, которые могут быть приняты в 2022−2023 годах. В соответствии с Проектом поправок к Патентному закону Китая, опубликованных Управлением по правовым вопросам Государственного совета Китая, прямо вводится ответственность за косвенное нарушение патента. Предусматривается, что ответственность как нарушитель патента несет также тот, кто продает компонент патентного продукта, зная, что компонент используется исключительно в нарушении запатентованного изобретения6. Статья 62 Проекта поправок предусматривает два вида косвенного нарушения патента, которые называются «Косвенное нарушение в виде подстрекательства» (induced infringement) и «Косвенное нарушение в виде пособничества» (contributory infringement). Поскольку оба они являются актами подстрекательства или содействия прямому нарушению патента, субъективное намерение нарушителя, очевидно, является необходимым условием для установления косвенного нарушения. Такой же подход к разделению косвенного нарушения на два вида прослеживается и в США, и китайские правоведы также отмечают сходство в этих подходах. Например, Jiancheng Jiang, старший партнер фирмы Wanhuida Peksung, говорит следующее: «предполагается, что это предложение опирается на закон США и считается признаком твердой воли правительства к дальнейшему усилению защиты патентных прав»7. 

Согласно положениям Проекта поправок, лицо может быть привлечено к ответственности за нарушение патента, если оно провоцирует к прямому нарушению патента, побуждая или подстрекая третью сторону нарушать исключительное право, даже без какого-либо сговора с этой стороной. Это еще одно изменение, которое может привести к тому, что к тем лицам, которые совершают косвенное нарушение в виде пособничества, может быть предъявлен самостоятельный иск, независимо от стороны, которая совершает прямое нарушение, в то время как в соответствии с действующей правовой базой иск должен подаваться против всех лиц, действия которых привели к прямому нарушению патента. Но стоит отметить, что до настоящего времени в китайских деловых кругах все еще остается спорным вопрос о необходимости или целесообразности включения этих положений в патентный закон, особенно с учетом существующих законов о совместных нарушениях в рамках гражданского законодательства8. 

Из вышеприведенного видно, что Китай очень активно развивается в вопросе защиты от косвенного нарушения патентных прав. Этот вопрос считается актуальным как для интересов китайских компаний-патентовладельцев (а таких становится все больше), так и для иностранного высокотехнологического бизнеса, работающего в КНР. Поэтому с уверенностью можно сказать, что реформирование патентного законодательства в этом направлении обязательно произойдет в обозримом будущем. Также интересно наблюдать, что за основу понятия косвенного нарушения патента в рассматриваемом Проекте поправок в Патентный закон КНР взят законодательный опыт США с делением косвенного нарушения на пособничество и подстрекательство. 

Можно обоснованно утверждать, что развитие института защиты от косвенного нарушения патента в последние годы как в Китайской Народной Республике, так и в других технологически развитых странах, прежде всего в США, сопряжено с усложнением экономического оборота, в том числе за счет повсеместного использования электронной торговли и других Интернет-технологий, в которых меры защиты только от прямого нарушения патента оказываются недостаточно эффективными. Полагаем, что изучение данного опыта может быть полезным и для совершенствования российской патентной системы.

 

1 Chinese law. URL: https://en.wikipedia.org/wiki/Chinese_law (дата обращения: 10.12.2021).

2 Патентный закон КНР (Patent Law of the People’s Republic of China. NPC Observer) URL: https://npcobserver.com/legislation/patent-law/ (дата обращения: 10.12.2021).

3 Youhua Liu, Min Xu, Binwu Qin Multiparty patent infringement litigation in China Queen Mary Journal of Intellectual Property, Vol. 9 No. 2, pp. 178–195. 

4 Wan Hui Da The Supreme People’s Court Interpretation On Several Issues Concerning The Application Of Law In Adjudication Of Patent Infringement Dispute Cases (II) март 2017 доступно по ссылке: https://www.mondaq.com/china/patent/574504/the-supreme-people39s-court- interpretation-on-several-issues-concerning-the-application-of-law-in-adjudication-of-patent-infringement-dispute-cases-ii (дата обращения 10.12.2021)

5  You-hua Liu, Min Xu, Bin-wu Qin Multi-party patent infringement litigation in China Queen Mary Journal of Intellectual Property, Vol. 9 No. 2, 195.

6  Wanli Cai Patent Infringement under Japanese Patent law: Comparative Study with Chinese Patent Law // Asian Journal of Innovation and Policy (2018) 7.3:606-624 DOI: http//dx.doi.org/10.7545/ajip.2018.7.3.606 С 621 (дата обращения: 10.12.2021). 

7 Jiancheng Jiang China To Adopt Provisions On Contributory Infringement Декабрь 2015 доступно по ссылке: https://www.mondaq.com/china/ patent/451156/china-to-adopt-provisions-on-contributory-infringement (дата обращения: 10.12.2021) 

8 Там же. 

 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 

1. Патентный закон КНР (Patent Law of the People’s Republic of China. NPC Observer). URL: https://npcobserver.com/ legislation/patent-law/ 

2. Jiancheng Jiang China To Adopt Provisions On Contributory Infringement Де- кабрь 2015 доступно по ссыл- ке: URL: https://www.mondaq. com/china/patent/451156/ china-to-adopt-provisions-on- contributory-infringement 

3. You-hua Liu, Min Xu, Bin- wu Qin Multi-party patent infringementlitigationinChina QueenMaryJournalofIntellectual Property, Vol. 9 No. 2, 195 

4. Wanli Cai Patent Infringement under Japanese Patent law: Comparative Study with Chinese  Patent Law // Asian Journal of Innovation and Policy (2018) 7.3:606-624 DOI: http//dx.doi. org/10.7545/ajip.2018.7.3.606. С. 621.